Стишествия

Главная
Клуб "Дом"
Фестиваль
"Лесная фиеста"
Киевский бардпортрет
Сундук
стихов и песен
Литературный
перекресток
Гостиная
Дома друзей
Последние поступления

Олег Антипин

Юлия Веретенникова (Каденко)

Оксана Дориченко

Анна Калита

Инна Труфанова

 

Сундук случайностей

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Стихи Юлии Веретенниковой (Каденко)

Стихи Анны Калиты

АНАТОЛИЙ ЛЕМЫШ

Город мой

В этот Город войду я, спокоен и нем,
Не замечен никем и не встречен никем,
Оттолкнусь от заката и в ночь окунусь,
Стану тенью теней, в тишину завернусь.

Прохожу через стены, ночной пилигрим,
Я не видим ему и не искореним.
Мир оконных крестов и фонарного дня -
Погляди! - проступает уже сквозь меня!

Ну, здравствуй, Город мой!
Ты ближе мне такой - ночной,
Когда людской прибой
Затихнет на исходе дня.
Безумный Город мой,
Мы связаны одной судьбой,
Прикрой меня собой
И охрани меня!

Этот Город помечен своей слепотой.
Как он круто наперчен святой простотой!
Этот каменный гул, иссушающий мозг -
Я в нем жить не умел, и оставить не мог!

И следит в паутине, бетонной, ночной,
Тот, кто видит меня, ненавидимый мной,
Тот, ловящий любого, кто в каменном сне
Мне навстречу шагает, невидимый мне!

Проклятый Город мой,
Я плоть твоя и твой изгой,
Я голос твой ночной,
Хранитель твоего огня.
Безумный Город мой,
Мы связаны одной судьбой,
Прикрой меня собой,
И охрани меня!

***

В эту ночь я бездомней собаки.
Хоть ложись, подыхай под кустом.
Ни души, ни машины во мраке.
Ни просвета на небе пустом.

Задыхаюсь от мокрой махорки.
Я все жилы себе оборвал.
Словно сняли засовы с подкорки,
И зияет знобящий провал.

Что ж так давит меня,
Что за горло берет,
Застит свет, немотою слепя?
Упаси меня, Господи, от
Самого себя!

Я ползу, словно в гири обутый,
Спотыкаюсь, карабкаюсь ввысь.
Разорвать бы проклятые путы,
Разрубить,
Распилить,
Перегрызть!

Мне бы чьи-нибудь руки на плечи,
Мне бы выжечь всю стужу дотла,
Мне бы ласки простой, человечьей,
Хоть ворованного, но тепла!

Что ж так давит меня,
Что за горло берет,
Застит свет, немотою слепя?
Упаси меня, Господи, от
Самого себя!

***

В никакой стране, в никаком году,
В городе, на карту не внесенном,
Я по тишине сквозь дома иду,
Памятью своею опаленный.
Странные дома, лица, купола,
Узнаю, как старые потери,
Здесь моя душа, кажется, жила,
До меня, в неведомом мне теле.

Тени смещены, переплетены,
Из глубин прапамяти тревожа.
Этот старый дом чем-то мне знаком, -
Словно хочет крикнуть, да не может.
Кем я был тогда? Чем я жил-дышал?
Из какого вырвался предела?
Что ж ты так болишь, грешная душа,
Словно ищешь брошенное тело?

И когда, старик, я пройду свой путь,
Воспарит душа, как из колодца,
Мне бы хоть на миг, хоть глазком взглянуть
На того, в кого она вольется.
Я б ему отдал все, чем был богат,
Всех своих страстей живое пламя,
Всей моей любви рай и сладкий яд,
И тепло домов под куполами...

Игорь Губерман

Гарики

***
Из нас любой, пока не умер он,
себя слагает по частям
из интеллекта, секса, юмора
и отношения к властям.

***
Среди немыслимых побед цивилизации
мы одиноки, как карась в канализации.

***
То наслаждаясь, то скорбя,
держась пути любого,
будь сам собой, не то тебя
посадят за другого.

***
На дворе стоит эпоха,
а в углу стоит кровать,
и когда мне с бабой плохо,
на эпоху мне плевать.

***
Куда по смерти душу примут,
я с Богом торга не веду;
в раю намного мягче климат,
но лучше общество в аду.

***
Бойся друга, а не врага –
не враги нам ставят рога.

***
Всегда ланиты, перси и уста
описывали страстные поэты,
но столь же восхитительны места,
которые доселе не воспеты

***
Подозрительна мне атмосфера,
безусловного поклонения,
ибо очень сомнительна вера,
отвергающая сомнения.

***
Поэт! не дорожи любовию народной,
Восторженных похвал пройдет минутный шум;
Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,
Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.

***
Есть люди: величава и чиста
их личность, когда немы их уста;
но только растворят они уста,
на ум приходят срамные места.

***
Я не стыжусь,что ярый скептик
и на душе не свет, а тьма;
сомненье- лучший антисептик
от загнивания ума.

***
Сегодня хор наставников умолк,
мечта сбылась такой же,
как мечталась,
и вышел из меня с годами толк,
и бестолочь нетронутой осталась.

***
Поэзия - нет дела бесполезней
в житейской деловитой круговерти,
но все.что не исполнено поэзии
бесследно исчезает после смерти.

 

 

Анна Ахматова


"Заплаканная осень, как вдова..."


Заплаканная осень, как вдова
В одеждах черных, все сердца туманит...
Перебирая мужнины слова,
Она рыдать не перестанет.
И будет так, пока тишайший снег
Не сжалится над скорбной и усталой...
Забвенье боли и забвенье нег –
За это жизнь отдать не мало.Есть в близости людей заветная черта,
Ее не перейти влюбленности и страсти, -
Пусть в жуткой тишине сливаются уста,
И сердце рвется от любви на части.И дружба здесь бессильна, и года
Высокого и огненного счастья,
Когда душа свободна и чужда
Медлительной истоме сладострастья.Стремящиеся к ней безумны, а ее
Достигшие — поражены тоскою...
Теперь ты понял, отчего мое
Не бьется сердце под твоей рукою.1915 * * *

Небывалая осень построила купол высокий,
Был приказ облакам этот купол собой не темнить.
И дивилися люди: проходят сентябрьские сроки,
А куда провалились студеные, влажные дни?

Изумрудною стала вода замутненных каналов,
И крапива запахла, как розы, но только сильней.
Было душно от зорь, нестерпимых, бесовских и алых,
Их запомнили все мы до конца наших дней.

Было солнце таким, как вошедший в столицу мятежник.
И весенняя осень так жадно ласкалась к нему,
Что казалось – сейчас забелеет прозрачный подснежник…
Вот когда подошел ты, спокойный, к крыльцу моему.
1922 Три осениМне летние просто невнятны улыбки,
И тайны в зиме не найду.
Но я наблюдала почти без ошибки
Три осени в каждом году.

И первая — праздничный беспорядок
Вчерашнему лету назло,
И листья летят, словно клочья тетрадок,
И запах дымка так ладанно-сладок,
Всё влажно, пестро и светло.

И первыми в танец вступают березы,
Накинув сквозной убор,
Стряхнув второпях мимолетные слезы
На соседку через забор.

Но эта бывает — чуть начата повесть.
Секунда, минута — и вот
Приходит вторая, бесстрастна, как совесть,
Мрачна, как воздушный налет.

Все кажутся сразу бледнее и старше,
Разграблен летний уют,
И труб золотых отдаленные марши
В пахучем тумане плывут...

И в волнах холодных его фимиама
Закрыта высокая твердь,
Но ветер рванул, распахнулось — и прямо
Всем стало понятно: кончается драма,
И это не третья осень, а смерть.

6 ноября 1943

 

Случайность

Новелла Матвеева


* * *
Есть вопиющий быт, есть вещие примеры,
При всей их важности не лезущие в стих.
Закон стиха суров: он ставит нам барьеры
И говорит: «Скачи, но лишь от сих до сих».

Есть клады ценных слез, есть копи, есть пещеры
Алмазных вымыслов и фактов золотых,
Но муза не придаст им ни малейшей веры,
Пока отделки блеск не заиграл на них.

Как часто темная певца терзает сила!
Как песня бы его страданья облегчила!
Пой, торопись, Орфей! Твой дар тебя спасет!

Уж весь подземный сонм его за платье ловит...
Он может умереть, пока слова готовит!
Но не готовых слов он не произнесет.

 

«Будьте, как дети»

Нам завещал Спаситель «быть, как дети».
Одно с тех пор нам удалось на свете:
От образца отделаться; добиться,
Чтоб... сами дети — не были «как дети»!

 

Марина Цветаева

* * *
После стольких роз, городов и тостов —
Ах, ужель не лень
Вам любить меня? Вы — почти что остов,
Я — почти что тень.

И зачем мне знать, что к небесным силам
Вам взывать пришлось?
И зачем мне знать, что пахнуло — Нилом
От моих волос?

Нет, уж лучше я расскажу Вам сказку:
Был тогда — январь.
Кто-то бросил розу. Монах под маской
Проносил фонарь.

Чей-то пьяный голос молил и злился
У соборных стен.
В этот самый час Дон-Жуан Кастильский
Повстречал — Кармен.

22 февраля 1917

Бард Топ Page Rank Icon Яндекс цитирования Rambler's Top100

Hosted by TRM